?

Log in

No account? Create an account
1. Ваше Высокопреосвященство, почему Вы, воспитанник Московской духовной академии, архиерей, которого некоторые считают представителем интересов Русской Церкви у нас, отказались принимать участие во встрече делегации под руководством Волоколамского митрополита Илариона?
- Предполагаю, что это непросто, но те, что считает меня представителем чьих-то интересов, должны смириться с тем, что я таковым не являюсь. Я полагаю исключительно обидным, когда болгарских архиереев считают представителями интересов, отличающихся от интересов Святой Православной Церкви и православной полноты в Болгарии. В своем служении я всегда отстаивать по совести нашу православную веру и защищать достоинство Болгарского патриархата. К сожалению, из-за комплексов, привитых части нашего общества, это оказывается достаточно одиноким занятием.

2. Уместно ли выказывать чрезмерное уважение к российскому митрополиту в условиях скандала, связанного с Украинской Церковью?
- Мы выказывали и выказываем любому архиерею из другой поместной православной Церкви, посетившему Болгарию. Однако, в зависимости от контекста, иногда чрезмерная демонстрация внимания может оказаться непродуктивной. Я бы сказал это и нашим собратьям из других поместных Церквей. Чрезмерное внимание, которое они выказывают некоторым болгарским митрополитам, не делает услугу ни этим митрополитам, ни БПЦ, ни соответствующей Церкви. Политика "разделяй и властвуй" – это имперская политика, которая в Церкви производит неприятное впечатление.

3. Считаете ли Вы, что вражда между Русской и Украинской Церквями могут перенестись и в БПЦ?
- Где есть любовь, нет места вражде. Среди православных архиереев и среди православных народов могут быть дискуссии лишь о том, как еще лучше и полнее исполнять волю Божию, о том, что является благом для Церкви, а это не вражда.

4. Что Вас смущает в этом споре?
- Скажу Вам прямо. Меня смущает то, что в вопросах автокефалии начали играть роль соображения политического и геополитического характера, тогда как попечение о спасении душ и о порядке в Церкви почти остались на заднем плане. Если бы Русская Православная Церковь откликнулась на стремление православного народа Украины заполучить собственную иерархию и даровала бы автокефалию, сегодня она была бы матерью-церковью, и мы бы не вели этот разговор. Рождение ребенка болезненно, но мать преодолевает боль, поскольку радуется созданию новой жизни. И она любит свое дитя. Также бывает, когда и одна из церквей должна родить своего ребенка - автокефальную Церковь, если у нее есть для этого канонические основания. Это может быть болезненно, но мать не может не желать родить дитя, которое уже начало отделяться от ее тела, и не может его не любить. Ведь это всегда ее дитя, которое будет ей признательно. Разве так сложно это понять?

5. Как Вы прокомментируете реакцию четырех митрополитов – Гавриила, Иоанна, Серафима и Даниила – на Ваше открытое письмо?
- Я не могу его комментировать. Я уважаю их мнение и высказанные ими соображения. Полагаю, что для церкви лучше, когда некоторые разговоры ведутся в более широком, а не в узком круге. Надеюсь, что это не грех.

6. По их словам, Ваше письмо вызвало смущение и недоумение в нашей церковной среде. Согласны ли Вы с ними?
- Если они так считают, значит, у них есть какие-то основания, которые мы обсудим вместе. Если возникает смущение, мы сделаем необходимое для его преодоления. Но недоумение едва ли. Церковный народ знает, о чем идет речь.

7. Согласно четверым митрополитам при возникновении неясностей и недоумений место, где должны рассматриваться эти вопросы, – Священный Синод.
- Такие вопросы, как вопрос автокефалии церкви в Украине, мы не можем оставить внутри стен Священного Синода, даже если захотим. Священный Синод примет решение по этому и другим подобным вопросам, соблюдая правила Святой Православной Церкви, но дискуссия до этого момента никак не должна ограничиваться. Она происходит среди православного народа, и лучше, если мы активно будем участвовать в ней и даже направлять ее, чтобы слышать мнение народа, а он слышал мнение своих архиереев. Не забывайте, что за вопросом об автокефалии Церкви в Украине стоит вопрос о статусе Церкви в Северной Македонии. Как будет решен первый, так решится и второй.

8. Считаете ли Вы уместным общение в формате открытых писем между представителей высшего клира?
- Мое письмо – не прецедент. Мои собратья уже высказывались публично по так называемому "украинскому вопросу". Например, в октябре 2018 г. Высокопреосвященные митрополиты Ловчанский, Варненско-Великопреславский и Видинский опубликовали заявление, в котором порицали действия Вселенского патриарха в отношении Украины и поддержали позицию Русской церкви. Это было публичным объяснением их отрицательного голосования по решению Священного Синода о том, что этот вопрос должен быть всесторонне исследован специально созданной с такой целью комиссией. В марте этого года Видинский митрополит Даниил опубликовал открытое письмо к Священному Синоду, в котором призывал нас поддержать позицию Русской Церкви. Потом в июне он разослал письмо десяткам митрополитов по всему православному миру, перескочив через голову Священного Синода, и снова в поддержку российской позиции. Я же, в отличии от них, в своем объяснении не занимаю чью-либо сторону. Я просто сказал, что необходимо защищать достоинство Болгарского патриархата и стремиться не создавать такое впечатление, будто мы лишь "филиал" других поместных Церквей, поскольку таких обвинений мы наслушались достаточно.
В принципе, публичное обсуждение значимых для церкви вопросов полезно и желательно. Следует знать, что свобода выражать мнение является не достижением современной демократии, а древним принципом в Православной Церкви. Дискуссии в ней доказывают, что она живая церковь. Что же касается "украинского вопроса", Священный Синод выскажется, когда ему придет время, и я верю, что решение будет канонически выдержанным и достойным. И оно будет принято не под чьим-то внушением, а по наитию Святого Духа.

Источник

Можно развить мысль Алфеева: "Разрыв с Афинами не повредил, разрыв с Иерусалимом не повредил, разрыв с ... не повредил"...

А в следующем пассаже интервью достаточно заменить "Турция" на "Греция"...
"Например, в Турции, где до недавнего времени Русская Церковь не присутствовала вообще, поскольку мы воспринимаем Турцию как каноническую территорию Константинопольского Патриархата, никакой серьезной пастырской работы с нашими верующими не велось. Были эпизодические богослужения, люди чувствовали себя оставленными, брошенными. Они к нам обращались, но мы не могли ответить на эти обращения, потому что считали, что Константинопольский Патриархат должен заниматься пастырским окормлением этих людей. Мы неоднократно предлагали Константинопольскому Патриархату прислать туда русских священников, причем мы бы этих священников отдали в его юрисдикцию, но он категорически от этого отказывался. А сейчас ситуация сложилась таким образом, что наши верующие уже не могут причащаться в приходах Константинопольского Патриархата, поэтому в Турции совершают богослужения священники Русской Православной Церкви и занимаются пастырским окормлением прихожан".

Интервью здесь.

Официальные и неофициальные спикеры Моспаханата спешат донести до мировой православной общественности (не думал, что когда-либо воспользуюсь таким словосочетанием) дальнейшую программу самоизоляции северной параэкклисии.

На одном из промосковских телеграмм-каналов опубликованы следующие "Выводы и предложения по итогам предательства Православия, совершенного епископами ЭПЦ". Публикую их с собственными комментариями

1. Ставка на кулуарные переговоры и пассивную политику ожидания того, что Фанар и дальнейшем будет оставаться в изоляции, не оправдала себя. Как мы и говорили ранее, время играло не против греков, а за них.

Автор признает, что Паханат вел кулуарные переговоры с поместными церквами. Он также констатирует, что наоборот, в изоляции оказалась сама Москва, против которой играет время.

2. Рубикон уже перейден. Теперь уж точно нет никаких реальных или надуманных ограничений. Если РПЦ не перейдёт к жёсткой стратегии действий, её судьба будет печальной. Её попросту разорвут на куски, отобрав Белоруссию, Молдову и т.д.

Просто напомню границы "канонической территории" Моспаханата:
"УЛОЖЕННАЯ ГРАМОТА О ПАТРИАРШЕСТВЕ В РОССИИ
И соборне уложили быти в Великом Росийском царствии в преимянитых и богоспасаемых градех четырем митрополитом: в великом государстве Новгородцком, в царствующих градех в Казани и в Асторахани, в великом княжение града Ростова, близ царствующаго града Москвы на Крутицах.
Да шесть архиепископов: великого княжения на Вологде, в великом княжение в Суздале, в великом княжение Низовские земли в Нижнем Новегороде, в великом княжение в Смоленску, в великом княжение на Резани, в великом княжение во Твери.
Да восмь епископов: в государстве града Пскова, в великом княжение во Ржеве Володимерове, на Великом Устюге, в великом княженье на Белеозере, в великом княженье <...> [1], во княженье удельном на Коломне, в Севере во Брянску и в Чернигове, в княженье удельном в Дмитрове.
[1] Название епархии в подлиннике пропущено."

И Беларусь, и Молдова – исконные территории Вселенского патриархата, от которого и сама Москва автокефалию принимала.

3. Полумеры со стороны Москвы только активизируют действия оппонентов РПЦ. Поскольку будет видна слабость позиции, а значит и возможность для дальнейшей атаки на русское Православие.

Здесь важно давно уже сформировавшееся противопоставление. С одной стороны есть просто Православие, с другой – некое "русское Православие". Для автора они нетождественны. И в этом пункте я его поддерживаю на 100500 %. Надо запомнить "русское Православие" – противоположность Православия.

4. Одной из таких мер должно стать благословение на воздержание от посещения паломниками ЭПЦ и Афона. Причём в жёстком ключе, без исключений, как это было в случае с Русским монастырем на Святой горе.

Восхитительно оруэлловский поворот: теперь Святая гора уже не удел Богородицы?

5. Не менее важно поднять вопрос и о переориентации усилий с внешнего направления на внутреннее. Зачем посещать и поддерживать Афон и Элладу, если там явно предали Православие? Неужели в России нет монастырей или святых мест, которые ничем не хуже Святой горы? Конечно же, есть.
Нужно создавать свой "северный" Афон.

Автор явно не в курсе существования сразу нескольких "северных Афонов" (Валаамсикй монастырь, монастырь Новый Афон) и даже "нового Иерусалима". Или ему уже и Валаам бездуховен?

6. Афины признали право Варфоломея на "дарование автокефалий". Теперь ни одна Церковь не застрахована от вмешательства Фанара в свои дела.
В этой связи было бы важно наладить тесный контакт с Сербской Церковью, которая рано или поздно попадёт под каток греков (признание Македонской "церкви" и т.д.).
Следует убедить её сформировать стратегический союз и вместе отстаивать чистоту Православия от нечистоплотных действий Фанара.

Интересно, получая автокефалию от Константинополя, Москва признавала за Вселенским престолом право предоставлять автокефалию или нет? Если нет, то стоит отказаться от этого дара, который и не мог быть дан.
Грамоту о московском патриаршестве Константинопольский патриарх выдал в 1589 г. на основании решения своего Синода. А вот первое признание от тогдашних автокефальных церквей Москва получила лишь на Соборе 1593 года. И это против них еще никто не вел мощнейших информационных кампаний. Т.е. всего на признание им понадобилось 4 года.
Что же касается сербов, то и они уже начинают понимать, какой из патриархов – Вселенский или Московский – превращается в папу.

7. Также было бы неплохо, если бы вновь грекам в виде статьи в их СМИ или комментария видного иерарха напомнили как они потеряли Константинополь. Тогда они предали Православие и получили позорный конец Царьграда. Теперь же греки совершают ещё более страшное преступление против веры. Неужели история их ничему не учит?

Единственное преступление греков было совершено против "русского Православия", которое сам автор противопоставляет вселенскому Православию.

Андрей Коваленко (ака Лука Запорожский) на самом деле просто коленопреклоненно умоляет прочие греческие церкви как можно быстрее признать ПЦУ и отдалиться от самого Коваленко и ему подобных. Правда, избрал он для этого апофатический метод - пошел по негативному пути. На языке отрицания и ненависти он совершенно ясно дает понять всем поместным церквам как относятся к ним в структуре, именующей себя Московским патриархатом, а заодно и вскрывает ее истинную сущность – паханат.
Любые его словесные извержения, ящетаю, должны быть немедленно донесены до максимально широкой аудитории, включая предстоятелей Церквей, дабы они еще быстрее осознали, чем чреваты любые отношения с МП.
Спичи Андрея Коваленко – оскал Московского паханата. Орфография оскала сохранена, публикуется с сокращениями.
"Еврейский Синедрион приговаривает Христа к смерти по одной простой и банальной причине – чтобы не лишиться комфортных условий жизни. «Лучше одному человеку умереть…» (Ин. 18:12). Греческий архиереи делают то же самое. Лучше пускай страдает Тело Христа – Церковь, чем мы будем лишаться своих европейских зарплат, комфорта, доброго отношения с теми карманами, из которых мы получаем свои зарплаты. Так ведь проще. Вы не почувствовали в поцелуе Димитриоса Архондониса вкус Иуды. Сказав «А», вам теперь придется сказать и «Б», и идти дальше по тем пунктам плана, который предусмотрен правительством Нового Мирового Порядка. После того, как вы поцелуете туфлю Папы Римского, вы уже будете целовать туфли антихриста. И это ваш сегодняшний выбор. Скользкие, обтекаемые, завуалированные, предательские определения вашего синедриона вас уже не спасут".
"Признания Иерархией ЭПЦ религиозно - политической химеры под названием «пцу-сцу-упц км» во главе с гражданином Чокалюком-Думенко констатирует появление нового греко-турецкого богословия, которое вводит в мировое православие новые вероучительные определения. Это религиозная организация, управляемая с единого центра, полновластным главой и диктатором которой является стамбульский папа, являющийся марионеткой в руках заокеанских кукловодов. Своим большинством Иерархия ЭПЦ признала, на основании всего вышеизложенного: Царство Божие не является тем местом, куда должны быть направлены усилия каждого христианина. В аду, по их мнению, тоже неплохо. Возникает вопрос - а првослвные ли они люди?"
"Разбойничий Синод Иерархии (собор архиереев) Элладской Церкви, который недавно совершил предательские деяния против Православия, также не возник на пустом месте... Видя пресмыкательство церковников перед сильными мира сего, греческому Синоду недавно было предложено предать Христа, и они это с готовностью сделали. Потому что задолго до этого не раз Его предавали в своем сердце и в своей совести. Так зло входит в мир."

Прот. Всеволод Чаплин:
"Элладская новостильная церковь прекратила существование. Она перестала быть Церковью Христовой и превратилась в сатанинское сборище. Кто не отделится от нее - уйдет от Христа к диаволу. И нечего обсуждать какие-то там оттенки в формулировках псов сатаны: все ясно. Признавшие "церковью" раскол - сами раскольники. Их "иерархия" и "клир" низлагаются и вместо них ставятся новые. И хватит ждать чего-то и верить лукавой болтовне. "Ваш отец — диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он — лжец и отец лжи" (Ин. 8: 44)."Разбойничий Синод Иерархии (собор архиереев) Элладской Церкви, который недавно совершил предательские деяния против Православия, также не возник на пустом месте".

ЗАЯВЛЕНИЕ ЛОВЧАНСКОГО МИТРОПОЛИТА ГАВРИИЛА, ВАРНЕНСКОГО И ВЕЛИКОПРЕСЛАВСКОГО МИТРОПОЛИТ ИОАННА, НЕВРОКОПСКОГО МИТРОПОЛИТА СЕРАФИМА И ВИДИНСКОГО МИТРОПОЛИТА ДАНИИЛА

В ответ на множество отправленных нам вопросов в связи с вызванным смущением в душах наших пасомых и недоумением в церковном обществе в Болгарии, а также в качестве болгарских архиереев, членов Священного Синода Болгарской православной церкви – Болгарского Патриархата, мы должны сделать следующее заявление:
Болгарская православная церковь – Болгарский Патриархат управляется Священным Синодом (Став БПЦ – БП, ст. 5), и все решения в ней принимает Священный Синод как коллективный орган, по соблюдении предусмотренных Уставом процедур, при принятии во внимание духа и буквы священных канонов Церкви и в братском общении между синодальными архиереями. Право выражения свободного мнения любого архиерея не возлагает на Священный Синод каких бы то ни было обязательств и не является официальной позицией Церкви.

Основополагающим для нормального функционирования всякого общества является доверие и взаимное уважение его членов. При возникновении каких бы то ни было вопросов, недоумений, неясностей или противоречий, включая несогласие по данным вопросам среди болгарских архиереев, первое место, где эти вопросы могут быть рассмотрены суть заседания Священного Синода. Общение с помощью открытых писем может быть оправдано только тогда, когда не существуют легитимные средства коммуникации (или же не созываются заседания Священного Синода) или когда соответствующий вопрос уже прошел через заседание Священного Синода и не был рассмотрен и решен надлежащим образом. В противно случае мы не даем пример отношений барской любви и доверия, а, скорее, рискуем посеять соблазн и смущение среди верных (Мат. 18: 6–7).
Мы хотим заявить, что запланированная на 9 октября 2019 г. встреча с Волоколамским митрополитом Иларионом, председателем Отдела внешних церковных сношений Русской православной церкви – Московского Патриархата и сопровождающих его духовных лиц не имела обязательного характера, а согласно отправленному Главным секретарем Священного Синода Мельникского епископа Герасима по благословению Его Святейшеству Болгарского Патриарха Неофита синодальным архиереям письму, у каждого из нас оставался выбор на основании нашей служебной программой и епархиальных дел, может он присутствовать или нет.
В этом конкретном случае мы как архиереи БПЦ откликнулись с сыновней любовью и согласно архиерейской совести на просьбу Святейшего Болгарского патриарха Неофита, как, впрочем, мы откликались и на другие подобные приглашения на встречи с архиереями из других поместных церквей, в том числе и с их предстоятелями, например, по конкретному "украинскому вопросу" с Кипрским архиепископом Хризостомом, как и с делегацией во главе с Галльским митрополитом Эммануилом из Вселенского Патриархата. В этом и подобном случае мы откликались с необходимым уважением и братской любовью. у нас нет никаких оснований или трудностей, чтобы не встретиться и с нашим собратом из Русской православной церкви Волоколамским митрополитом Иларионом (Алфеевым). Это вопрос церковного сознания и уважения к священному сану.
По отношению к вопросу о диптихах необходимо сделать следующие уточнения:
- Из порядка в диптихах не проистекают никакие привилегии, диптихи имеют богослужебный характер;
- Мы не может принять их использование в таком контексте, с помощью которого внушается, что мы "маленькая церковь", и обесцениваются независимые управленческие решения автокефальной Болгарской православной церкви;
- Использование диптихов в подобном контексте не было аргументом при принятии решения Святым Синодом БПЦ при оглашении [решения] о неучастии в Критском соборе в 2016 г.
Время для принятия одного или другого решения – вопрос оценки соборной, самоуправляемой Болгарской православной церкви, на него не влияет, приняла ли или отказалась принять решение по существенному вопросу о единстве Мирового Православия та или иная поместная церковь.
Болгарская православная церковь – Болгарский Патриархат – автокефальная православная церковь, неделимый член Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви, и как таковая находится в живом и действенном евхаристическом, догматическом и каноническом общении со всеми прочими поместными православными церквами (Устав БПЦ – БП, ст. 1, п. 1-2). Никакие внецерковные факторы и соображения не могут повлиять на братские, дружеские отношения любви ко всех поместным церквам. Поэтому нам нечего бояться, и мы всегда готовы с радостью встретить любого нашего брата-архиерея, вне зависимости от тог, из какой поместной церкви он прибывает, чтобы проявить подобающее гостеприимство, будучи верными повелению нашего Господа, Бога и Спасителя Иисуса Христа, Который, придя, благовествовал мир "дальним и близким, потому что через Него и те и другие имеем доступ к Отцу, в одном Духе" (Эф. 2: 17–18).
Оригинал
Объяснение Пловдивского митрополита Николая об отказе участвовать в приеме делегации Русской православной церкви

Его Святейшеству Неофиту, Патриарху Болгарскому и Митрополиту Софийскому- Председателю св. Синода БПЦ-БП Высокопреосвященным Митрополитам – Членам Святейшего Синода Болгарской Православной Церкви – Болгарская Патриархия Освященному клиру и православным христианам Богоспасаемой Пловдивской епархии

Ваше Святейшество, Ваши Высокопреосвященства,
Вы знаете, что 2 октября сего года мы получили сообщение, что по благословению Его Святейшества Патриарха Неофита мы приглашены явиться в Синодальную палату в Софию 9 октября для встречи с делегацией Русской православной церкви – Московского патриархата, возглавляемой Его Высокопреосвященством Волоколамским митрополитом Иларионом, которая прибыла в Болгарию для участия в конференции в г. Велико Тырново. Еще тогда я испытал известное смущение, поскольку необычно, чтобы гостей из братских поместных православных церквей, которые часто приезжают и посещают наши епархии, встречал Священный Синод в полном составе, если только этого не предполагают чрезвычайно важные обстоятельства. Я не слыхал, чтобы кто-то из нас, посещая епархию своего собрата-митрополита в другой стране, в то же время был принят Священным Синодом соответствующей поместной православной церкви в полном составе во главе с Патриархом! Если что-то такое случается, это не просто проявление уважения к гостям, а особый знак, который принимающая церковь выказывает не только отправившей их церкви, но и всему остальному православному миру. Именно такое понимание церковного протокола подвигло меня уведомить Его Святейшество Патриарха Неофита о том, что я воздержусь от участия в этой встрече. Я понимаю, что тем временем встреча в Священном Синоде была отменена, а делегация была принята в другом формате. И скажу – слава Богу! – поскольку иначе мы бы не смогли никого убедить в том, что БПЦ не попала в зависимость или не подвержена влиянию.

Прошу понять меня правильно: в этом случае речь вовсе не идет о неуважении к Его Высокопреосвященству Волоколамскому митрополиту Илариону и сопровождающим его клирикам Русской православной церкви. С митрополитом Иларионом каждый из нас встречался неоднократно, и я полагаю, что он не имеет причин сомневаться в наших братских чувствах лично к нему. Известны и наши чувства к Его Святейшеству Кириллу, Патриарху Московскому и всея Руси, который посещал Софийскую и другие епархии, включая Пловдивскую, и я не верю, что у него есть причина остаться разочарованным или недовольным приемом, оказанным ему конкретно со стороны Болгарской православной церкви. В этом случае речь идет о другом. А именно, о том, что тем временем из-за казуса православной церкви в Украине ситуация в православном мире изменилась таким образом, что опасение раскола уже небезосновательно. Самое страшное заключается в том, что какая бы то ни была напряженность между Московским и Вселенским патриаршими престолами трансформируется в напряженность внутри отдельных поместных православных церквей.

Действительно, вопрос о статусе Православной церкви в Украине перед Священным Синодом ставился неоднократно, и наше мнение по этой теме ожидается различными сторонами, указывающими, что наше мнение особенно важно, а потому необходимо, чтобы оно было высказано как можно скорее. Эта лихорадочность в настойчивости и напряженном ожидании создают у наших мирян впечатление, что Болгарская Православная Церковь могла бы принять решение в пользу одной или другой из двух «спорящих сторон», решение, продиктованное не Святым Духом в соответствии с буквой и духом Священных канонов, а под внешним давлением, в результате лоббирования и путем создания динамичных группировок в соборном руководящем органе Церкви – Священном Синоде.

Лично я убежден, что Священный Синод БПЦ примет решение по «украинскому вопросу» тогда, когда придет время, и решение это будет продиктовано Святым Духом и будет правильным и достойным нашей церкви. Однако в настоящий момент мне кажется наиболее важным отбросить любые сомнения и подозрения, распространяемые неблагожелателями Церкви, будто существует возможность того, что Священный Синод примет решение под давлением извне, под влиянием внешних для БПЦ факторов. С этой целью необходимо предпринять системные, последовательные и принципиальные действия, с помощью которых мы убедим православный народ Болгарии, что патриарх и митрополиты БПЦ твердо защищают православные догматы и каноны, а внешние факторы почувствуют, что для БПЦ догматы и каноны не являются и никогда не будут предметом сделки.

Для начала, я считаю, необходимо подходящим способом, но очень четко сообщить нашим братьям из Русской православной церкви, но также и из церкви-матери – Вселенского патриархата, а также из всех прочих поместных православных церквей, что время, когда позиция Болгарской Патриархии будет оглашена публично и сообщена прочим поместным церквям, зависит от места, которое нам отведено в диптихе. Поскольку диптихи Вселенского патриархата и Московской патриархии колеблются в решении, какое место нам отвести, – а именно, восьмое или девятое, – отметим, что после того, как церковь Руси приняла христианство благодаря миссионерам из Болгарской автокефальной церкви, она отвела нам в диптихе девятое место, далеко за самой собой, она и услышит нашу позицию не ранее, чем выскажутся все прочие патриархии, которые она вставила в свой диптих выше Болгарского патриархата. Разумеется, все поместные церкви равны между собой, и ни одна из них не является более важной или крупной и значимой, чем другие, и любая церковь может сообщить собственную позицию в любое время, когда посчитает нужным. Но я полагаю, что для нас в этот момент соблюдение порядка по диптиху имеет принципиальное значение. Если кто-то думает, что наше мнение важно и должно быть услышано раньше, пусть вспомнит, что Болгарская православная церковь автокефальна с 927 года. Если он об этом не помнит, значит, наша позиция для него не настолько важна, и пусть он ждет так же, как и мы смиренно ожидаем своей очереди, той, которая нам определена. Я уверен, что все прочие поместные православные церкви отнесутся с полным пониманием к этой – процедурной – позиции БПЦ. Уверен, что такое понимание проявят и Вселенская патриархия, и Русская православная церковь, чьим предстоятелям мы всегда свидетельствовали почтение, уважение и братскую любовь, и которые со своей стороны не упускали ни единой возможности показать нам, где среди них находится наше место.

Кроме вышеизложенного, я думаю, что для решения «украинского вопроса» на первое место необходимо поставить христианскую любовь в действии. Так называемый «украинский вопрос» – это вопрос о том, любим ли мы наших украинских братьев во Христе именно как христиан? Или мы готовы превратить церковно-административный вопрос в богословскую и каноническую проблему из-за неких политических соображений светского, временного характера? Ведь именно Болгарская Православная Церковь должна быть особенно чувствительна и деликатна в этой теме, и потому было бы лучше не спешить занять позицию по «украинскому вопросу», а дать более древним поместным церквам необходимое им время, чтобы порассуждать о значении любви в церковной жизни.

Разумеется, не только правильно, но и желательно, чтобы Его Святейшество Патриарх Неофит и любой из нас встречался с представителями любой из братских поместных православных церквей, с которыми мы в каноническом общении. У меня тоже были такие встречи, о которых я надлежащим образом информировал Его Святейшество. Но мне кажется, что было бы хорошо на этом этапе, если б мы объединились вокруг единой общей позиции, причем основанной на процедуре. То есть, чтобы каждый раз, когда заходит речь об «украинском вопросе», любой из нас информировал собеседников о процедурном препятствии – диптихе, которое не позволяет нам занимать опережающую позицию. По этой же причине мы не можем сейчас занять чью-то сторону, даже на уровне знаков, поскольку и знаки могут быть интерпретированы как позиция. Полагаю, что подобное послание достойно того, чтобы его услышали и осознали все, не в последнюю очередь и наш православный народ, который также искушается врагами церкви и считает, что эта тема разделила его митрополитов.

В последние годы Священный Синод Болгарской православной церкви принял некие решения по определенным вопросам, которыми, я верю, мы показали, что мы твердо стоим на камне православной веры, на который сам Бог поставил болгарский народ. Так было и в случае так называемого «Критского собора», при посещении главой государства Ватикан Республики Болгария и в неких других случаях, которым СМИ не уделили внимания. Уверен, что и в настоящем казусе наш Священный Синод примет решение, которое как по своему содержанию, так и по времени и способу его оглашения покажет, что в Единой, Святой, Вселенской и Апостольской православной церкви единственное, что имеет значение, это не то, кто на сколько крупен, а насколько твердо он придерживается Истины. Можно нас считать маленькими и бедными, но то, что мы маленькая и бедная церковь, не мешает нам иметь достоинство, отстаивать достоинство Болгарской Православной Церкви – Болгарского Патриархата, и требовать, чтобы к нам относились с тем же уважением, с которым мы относимся ко всем остальным.

В заключение: давайте дадим время Святому Духу устроить по «украинскому вопросу» то, что будет наибольшим благом для Единой, Святой, Вселенской и Апостольской Церкви и душеспасительно для православных народов. А мы будем использовать это же время, чтобы работать для укрепления авторитета и достоинства Болгарской Православной Церкви – Болгарского Патриархата.

Препоручаем себя Вашим святым Первосвятительским молитва и остаемся Вашего Святейшества и Ваших Высокопреосвященств во Христе братом,
+ Пловдивский Митрополит Николай
Митрополит Волоколамский Иларион в своем письме, адресованном Мозамбикскому епископу Хризостому, сослужившему с представителем ПЦУ, продублированном также патриарху Александрийскому, подтвердил факт сослужения, но не остановился на этом. Москва решила запугать Александрию новым расколом, поскольку, по словам Илариона, этим нанесен "непоправимый ущерб братским отношениям между нашими Церквами".

Отправив письмо подобного содержания рядовому епископу другой поместной церкви, руководитель московского ОВЦС явно нарушил церковный этикет и субординацию, так как подобные ноты должны быть адресованы непосредственно предстоятелю, и рассматриваться либо самим предстоятелем, либо Синодом.

Забавен пассаж письма о "нерушимых братских узах, веками связывающих народы и Церкви наших стран, т. е. России и Мозамбика, т. к. письмо адресовано именно епископу Мозамбикскому.

Александрийский епископат уже потребовал извинений от Москвы за такое грубое вмешательство в дела другой поместной Церкви. Так, епископ Нигерийский Александр в заявлении о письме Илариона пишет: "Будет ли прекращено общение с той Церковью, которая осмелится по вопросу об Украине занять позицию, отличную от Русской Церкви? Скорее всего он [митр. Иларион] не осознает, что это станет бумерангом для Русской Церкви, поскольку она окажется в полной изоляции".

"Эта нелепость Высокопреосвященного Илариона должна пробудить многих из нас не только в отношении нашей позиции по вопросу украинской автокефалии, мы должны начать противодействовать постоянно нарастающему "агрессивному" русскому церковному империализму и антиканоническому вмешательству в другие диоцезы, попирающему православную   экклесиологию!" – пишет епископ Александр дальше.




С прискорбием узнал о Вашем сослужении с представителем так называемой «Православной церкви Украины» «архиепископом Житомирским и Полесским» Владимиром, которое, как сообщалось в СМИ, состоялось 12 сентября в городе Лангаде (Греция).
Известие об этом событии стало для нас неожиданностью и вызвало большой соблазн среди верующих, особенно - среди верных чад Украинской Православной Церкви. Ведь именно эта Церковь, а не структура, сформированная в прошлом году из двух раскольнических групп, объединяет подавляющее большинство православных христиан Украины. Именно этой Церкви, возглавляемой митрополитом Киевским и всея Украины Онуфрием, сохраняет верность благочестивый украинский народ, со смирением и твёрдым упованием на Бога переносящий постигшие его испытания.
Не сомневаемся, что большинство собратьев-архипастырей в братских Поместных Православных Церквах желают скорейшего разрешения той непростой ситуации, которая сложилась в православном мире в связи с предоставлением так называемой автокефалии Украине. Вместе с тем, дорогой Владыка, для нас так же очевидно, что вступление канонического епископа в литургическое общение с лицами, не имеющими апостольского преемства, не способствует преодолению раскола. Оно лишь производит соблазн и смущение в среде духовенства и мирян и даже способно нанести непоправимый ущерб братским отношениям между нашими Церквами.
Молимся, чтобы этого не случилось, а подобные, как мы надеемся, недоразумения более не повторялись.
Возлюбленный брат, от всех нас, епископов Церкви Христовой, требуется духовная сила и стойкость, чтобы соблюсти веру неповреждённой, а Церковь - неразделённой, чтобы вместе восстановить единство и единомыслие в нашей православной семье. Молюсь, что Господь всегда укреплял нас на этом пути, чтобы Он сохранял нерушимыми братские узы, веками связывающие народы и Церкви наших стран.
Молитвенно желая Вашему Преосвященству мира, доброго здравия и благодатной помощи Божией в архипастырском служении, пребываю с братской во Христе любовью.
Осенью прошлого года (11 октября) Вселенский патриархат отменил решение о временной передаче Москве права рукополагать всенародно избранного Киевского митрополита в связи с несоблюдением условий передачи со стороны Москвы, а также изменением в мировой общественно-политической ситуации, и восстановил Киевскую митрополию под собственным омофором. Хотя за истекшие триста лет Москва изрядно успела привыкнуть управлять Киевской митрополией, искореняя при этом любые отличия киевской традиции от московской, постепенно сужая права митрополии в случае ослабевания Киева или восстанавливая их в случае усиления. Своим решением Вселенский престол де факто объявил  недействительной анафему митрополиту Филарету (УПЦ КП), провозглашенную Москвой, и, соответственно, признал каноничность совершенных им хиротоний, а также признал каноничность хиротоний УАПЦ. При этом предстоятелю УПЦ (МП) Онуфрию было предложено войти в состав возобновленной Киевской митрополии и выдвинуть свою кандидатуру на пост ее предстоятеля.

15 декабря в Киеве в соборе Святой Софии прошел Объединительный собор, на котором – после рассылки персональных приглашений каждому украинскому епископу – было принято решение о слиянии всех трех православных юрисдикций Украины. Председательствовал на нем специально назначенный экзарх Вселенского престола — митрополит Галльский Эммануил (Адамакис). Таким образом, в состав Киевской митрополии Константинопольского патриархата вошли в полном составе Украинская Православная Церковь – Киевский Патриархат и Украинская Автокефальная Православная Церковь (обе ветви накануне Собора приняли решение о самороспуске). При этом третья ветвь – Украинская Православная Церковь (Московский патриархат) – была представлена всего двумя епископами, которые не представляли большинства. На этом Соборе также был принят Устав, предложенный константинопольскими канонистами, и избран предстоятель новой митрополии – митрополит Киевский Епифаний (Думенко), считавшийся протеже патриарха УПЦ КП Филарета. Последнему на Соборе был присвоен титул «почетный патриарх».

5 января 2019 г. Константинопольский патриарх Варфоломей подписал Томос об автокефалии Киевской митрополии, а на следующий день передал Томос предстоятелю ПЦУ митрополиту Епифанию. С этого момента ПЦУ была включена в Диптих (список признанных Церквей) Константинополя.
Восстанавливая Киевскую митрополию и наделяя ее автокефалией, Константинополь руководствовался как единодушным желанием украинского епископата (выраженном в 1991 и 1992 гг.), а также обращением государственных структур – Президента и Парламента (2018 г.), а также территориальным принципом: самостоятельное государство – автокефальная церковь.

Хотя решение Вселенского патриархата как Церкви-Матери для Киевской митрополии является окончательным и не требующим какого-то дополнительного одобрения или утверждения прочими Православными Церквами, Московский патриархат категорически выступает против действий Вселенского патриархата, называя их посягательствами на свою «каноническую территорию».

Следует отметить, что Москва всегда бесцеремонно относилась к чужим каноническим территориям, поглотив, например, Грузинский патриархат (1810), ряд митрополий Константинопольского патриархата (например, Готскую (1786), Бессарабскую (1813), Эстонскую (1940)), Буковинскую митрополию Румынской Православной Церкви (1944), восточные епархии Польской автокефальной Православной Церкви (1939), а также Церковь Чешских земель и Словакии (1948) просто по территориальному принципу – раз эти епархии находятся в составе государства со столицей в Москве, то и подчиняться они должны московскому церковному престолу. Теперь же этот принцип был обращен против нее.



Читать дальше

О митр. Филарете

Всякий епископ, а тем паче патриарх, должен быть не только священнослужителем, но еще и политиком. Но не в современном, а античном значении этого слова, то есть епископ не должен быть чиновником или депутатом. Ему достаточно быть гражданином с активной жизненной позицией, Но его положение предписывает быть ему и моральным авторитетом того города, в который он поставлен, он должен быть ориентиром для всего духовенства и верующих.
К сожалению, иногда стремление привести свою паству к Богу у пастыря заслоняется чем-то земным. Не обязательно связывать эти ситуации с бесовскими происками или человеческими страстями. Ведь в силу особенностей нашего физического строения в работе земной оболочки бывают сбои: гормональные, из-за увечья или просто от старости.
Не берусь судить о личных качествах владыки Филарета – мы слишком мало знакомы, ­­– а на основании пропаганды я не спешу делать выводы. Поэтому давайте посмотрим, что он делает, пусть даже подлинные причины его поступков нам неизвестны.
И тут мне сложно найти для него похвальные слова. Все, что он делает на протяжении текущего года, направлено не на созидание новой Поместной церкви, получившей каноническую автокефалию от Вселенского престола, а на новый раскол.
Одно время – в конце девяностых – мне казалось, что митр. Филарет и сам хотел стать «вселенским» патриархом, но «вселенским» именно в кавычках и со строчной буквы. Тогда, уже будучи патриархом Киевским, он вошел в общение с болгарскими раскольниками – в Киев приезжал патриарх Болгарский Максим, – с Белорусской автокефальной церковью, принял под свой омофор различные раскольнические группировки в Европе и Америке. Но тогда «болгарский» кризис был преодолен, крупных раскольнических групп не осталось, и лепить «альтернативную» вселенскому Православию иерархию оказалось не из чего. Но, судя по всему, неудовлетворенные амбиции у него остались.
В ПЦУ Филарет получил титул «почетного патриарха». В таком возрасте он смело мог отправиться на покой, сохранив за собой не только титул, но и руководство Киевской городской кафедрой, Владимирский собор и резиденцию на ул. Пушкинской. И вполне вероятно, что как один из столпов украинской автокефалии во время оно Филарет был бы канонизирован. Но как пушкинской старухе ему этого показалось мало.
Теперь он вышел из состава ПЦУ. Для нее это означает только одно – очищение от весьма токсичного элемента, который для многих поместных Церквей был камнем преткновения. И хотя для ПЦУ было необходимо и достаточно получить Томос об автокефалии от Вселенского патриархата, сослужение с прочими поместными церквами (т. е. получение их частного признания) тоже не будет лишним. Полагаю, что следующей с ПЦУ будет сослужить Элладская Церковь, но не исключаю и неожиданные повороты этого сюжета.
City of Demons

City of Demons

Violence, Ritual, and Christian Power in Late Antiquity

Dayna S. Kalleres

Oakland, CA: University of California Press, October 2015. 392 pages. $95.00. Hardcover. ISBN 9780520276475.

Mgr. Illya Bey,

orcid.org/0000-0003-3970-1544

Review

The ancient cities were inhabited much more densely than the modern city dweller can imagine. In addition to livestock and other animals, which served either for food or for amusement, the cities, streets, and houses were also full of those who, being nonmaterial//intangible [I mean ‘demons’] filled houses and streets with themselves. That is about the spirits and demons presented in everyday life—both in paintings and statues—and manifested in all kinds of omens.
It is precisely this fight—against demons—that a sizable portion of ascetic literature is devoted to. Although written by monks, for monks, and thus not originally intended to be read within the city walls, a quote from the apostle Paul—"[f]or we wrestle not against flesh and blood, but ... against spiritual wickedness" (Eph. 6: 12)—completely reflects the mentality of that era.
Until now, when receiving the sacrament of baptism in both the Catholic and Orthodox Churches, the baptizand is called upon to renounce Satan by spitting and blowing at him; and even if these are only symbolic actions, they take place on the physical level. In addition, during the anointing the adept rubbed with oil like an athlete before the battle, and subsequently called the “Christ's warrior.” Such practices reflect the echoes of struggle against the pagan (demonic) heritage, and against hordes of demons, that existed in the Empire in the post-Constantine era. It was around this time, that the cult of warriors began to form. Kalleres points out that it was in the post-Constantine era that the Christian identity of the persecuted Church was replaced by the identity of the imperial Church, and Christians were no longer simply believers, but became soldiers of the army of Christ, for whom—and not vice versa—imperial orders were projected.
Читать дальше
https://www.academia.edu/39809488/

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031