?

Log in

No account? Create an account

May 22nd, 2019

Действительно ли «мировое православие» обсуждает возможность «канонической автокефалии» УПЦ МП?

В связи с «филаретовским кризисом» в Интернете стала обсуждаться возможность получения автокефалии Украинской Православной Церковью Московского патриархата. Насколько реален  сценарий, который приписывается предстоятелю Кипрской Церкви архиепископу Хризостому, и к каким последствиям он может привести в «мировом православии»?

У Москвы – с ее точки зрения – есть все канонические основания предоставить автокефалию Украинской Православной Церкви, находящейся в подчинении Московскому патриархату. Обещания подобной автокефалии Москва даже щедро раздавала в начале 1990-х, предлагая лишь подождать с их практическим осуществлением. Имеются два обращения епископата УПЦ МП (1991 и 1992 гг.), в которых у Москвы соборно просят предоставить автокефалию. Формально Поместный Собор РПЦ МП (которому переадресовал вопрос Архиерейский Собор 1992 г.) по этим ходатайствам никогда отрицательных ответов не давал (так как даже никогда их не рассматривал), апотому нет формальных оснований для отказа украинским епископам в их просьбах. Давность обращений в данном случае не играет роли, так как Вселенский патриархат тоже на них ссылался, более того, у Москвы перед глазами другой прецедент: Константинополь отменил свое решение о временной передаче права совершать хиротонию Киевских митрополитов Московскому патриархату, датированное совсем седым 1686 г.
Кроме того, Москва уже имеет не вполне удачный опыт предоставления автокефалии: созданная ею Православная Церковь в Америке так и не вошла в список (диптих) повсеместно признанных «Церквей-Сестер» для греческих Церквей. Иначе говоря, ее автокефалию, кроме Москвы, никто особо не признает.
Тут нам могут возразить: Москва давала автокефалию и Православной Церкви в Чешских землях и Словакии. Однако Константинополь также не признавал «московскую» автокефалию этой Церкви до тех пор, пока сам в 1998 г. не выдал ей собственный Томос.
С точки зрения Константинополя, только он является единственным источником автокефалий в православном мире. Более того, с этой же точки зрения, Киев передавался Москве лишь временно, и в прошлом году Москва была лишена права вмешиваться в дела Киевской митрополии.
Однако основная интрига будет заключаться не столько во внутримосковских терках по вопросу «давать – не давать», сколько в признании новой структуры прочими поместными Церквами. Вполне возможно, что нынешняя их выжидательная позиция в отношении признания ПЦУ объясняется как раз осведомленностью ключевых фигурантов касательно подобного сценария. Тем более что идея «московской» автокефалии для УПЦ далеко не нова, ее несколько лет назад презентовал протодиакон Андрей Кураев, указывавший, что такой сценарий, во-первых, необходим для блага РПЦ МП, и без того утрачивающей свои позиции в Украине, а во-вторых, это позволило бы Москве дать автокефалию на своих условиях, среди которых могли бы быть прописаны получение мира из Москвы, судебная апелляция к Москве и т.п. Однако для Кремля оказалось принципиальным поминание Московского Патриарха в украинских храмах. Поэтому пока Константинополь опередил Москву.
Очевидно, что автокефалию УПЦ от Москвы примет Белград. Позиция же остальных поместных Церквей не столь однозначна. С одной стороны, они пока не вошли в прямое евхаристическое общение с ПЦУ, с другой, никто, кроме Москвы, не расторг общения с Константинополем (впрочем, иерархи самой РПЦ МП временами нарушают «интердикт»). Ни одна из поместных Церквей, включая Константинопольскую, не прекратила общения как с Московским патриархатом в целом, так и с его составной частью – УПЦ МП.
Рассматривая вопрос об автокефалии УПЦ МП, Синоды официальных поместных Церквей вынуждены будут либо признать возможность наличия двух канонических Церквей на одной территории (что является каноническим нонсенсом), либо наконец-то определятся с отношением к ПЦУ. И тут просматриваются два варианта:
1) признание УПЦ влечет непризнание ПЦУ, из чего автоматически следует, что Патриарх Варфоломей вступил в общение с «раскольниками» и теперь пребывает в «расколе» сам. Однако с того момента прошло уже полгода, и за это время ряд предстоятелей уже успел сослужить либо самому Варфоломею, либо епископам Вселенского патриархата, а потому Синоды оказываются в неудобном положении: как же они допустили общение с «раскольником» Варфоломеем и присными его в течение столь долгого периода?
2) непризнание УПЦ не влечет автоматического признания ПЦУ, а это значит, что выторговывать плюшки у всех заинтересованных сторон можно еще долго. Официальная риторика Синодов будет примерно следующая: «Мы дождемся объединения всех ветвей Православия в Украине, и тогда у нас не будет канонических препятствий признать объединенную Церковь Украины, получившую автокефалию от обоих патриархатов».
На каких бы условиях теперь Кремль ни предоставил автокефалию УПЦ МП, с ее признанием никто не станет спешить. В Москве должны понимать и это, и то, что ослабление позиций РПЦ МП в Украине – это и ослабление России, чего путинская клика вряд ли будет готова допустить. (Как выражается «Русская народная линия», «общество должно понимать, что любой проигрыш Русской Православной Церкви – это всегда проигрыш России и русского народа».)
Напротив, предоставление автокефалии УПЦ МП – это признание Москвой права Украины на церковную независимость, а потому оно пойдет лишь на пользу ПЦУ.

Tags

Powered by LiveJournal.com

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031